Приветствую Вас Гость!
Вторник, 27.06.2017, 08:12
Главная | Регистрация | Вход | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » История » Разное » Храм, который мы теряем
Храм, который мы теряем
WinterДата: Четверг, 12.11.2009, 15:51 | Сообщение # 1
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 411
Репутация: 0
Статус: Offline
Самара: храм, который мы теряем

В Самаре разрушается наш храм Пресвятого Сердца Иисуса. По оценкам архитекторов и историков, этот неоготический храм - самый красивый в Поволжье. 10 апреля рухнула одна из его башен. К счастью, обошлось без жертв.
Храм расположен на перекрестке улиц Фрунзе и Красноармейской, по которым курсируют трамваи. Постоянная вибрация приводит к постепенному разрушению здания. Первичный осмотр храма, проведенный недавно специалистами областного управления Россвязьохранкультуры, привел к заключению о том, что башни центрального шпиля требуют срочной реставрации. Кроме того, в подвале, из-за сильной сырости появился грибок. Прежде чем приступить к ремонту, необходимы масштабные исследования, говорят эксперты.

"Во время исповеди я сижу у стены, выходящей на улицу Фрунзе, и чувствую, как она дрожит. Так как башни храма очень высокие, они подвергаются наибольшему воздействию. Боюсь, есть реальная опасность их обрушения", – отметил настоятель храма отец Владислав Клоц.

Расположенная рядом с костелом усадьба купцов Курлиных в свое время тоже пострадала из-за вибрации – по фасаду пошли трещины.

"Глава областного управления Россвязьохранкультуры Дмитрий Лакоценин упрекает в нерадивости Министерство культуры и молодежной политики, до сих пор не создавшее специальный орган охраны культурного наследия, - описывают ситуацию "Новые Известия". - В министерстве заявляют, что, пока нет поступлений из федерального бюджета, о создании такого органа не может быть и речи. Пока чиновники кивают друг на друга, крайней остается община. И стены костела продолжают сотрясаться от грозного стука трамвайных колес".
О том, какой храм мы теряем, читайте ниже в историческом очерке Галины Духовской.

...Теплоход приближался к Самаре.
Пассажиры столпились у борта, любуясь открывшейся картиной старинного русского города. И вдруг, притягивая взор, взлетели в небо над привычными силуэтами российских крыш изящные готические башни. - Посмотрите, посмотрите, - зашумел туристский люд, - что это там за шпили? Нигде в волжских городах такого не видели!
- Да это католический костел, - объяснил оказавшийся среди пассажиров самарский житель.
- Откуда он у вас, в Поволжье-то?
- А кто его знает, - пожал плечами местный. - У нас много чего понамешано.
(Из разговора, услышанного
на борту теплохода)

Откуда наш род

По обширным пространствам Поволжья издревле перемещались массы людей. Эти разноплеменные людские потоки накатывались на волжские берега и либо исчезали, уносимые речной волной, либо оседали на этих землях, становясь частью многоликой российской жизни.

Зарождение католичества на просторах Самарского Заволжья справедливо связывают с появлением здесь поляков, а позднее - немцев. Самара как крепость - а затем как уездный и губернский город - существует более 400 лет.
Первые католики появились в этих местах в 60-е годы ХVII века, то есть триста с лишним лет назад.
После Андрусовского перемирия 1667 года Полоцк был возвращен Польше. Шляхтичи же 4-х знамен во главе с полковником Гаврилой Гаславским остались служить русскому царю. В 1668 году московское правительство решило поселить безземельную, но боевитую польскую шляхту на границе между Россией и "Диким полем". Опытные воины выполняли функции пограничной стражи и получали за службу обширные земельные наделы, называемые на старых картах "панскими землями".

Говорят, что именно они стали основой большинства дворянских родов Поволжья. Россия проводила политику заселения огромных степных пространств и с радостью принимала всех желающих селиться на ее просторах. Правительство рассчитывало, что переселенцы помогут поднять целинные земли и принесут с собой передовые агротехнические приемы.

Век спустя, в 1762 году, Екатерина II издала манифест, предоставляющий переселенцам большие льготы: свободу вероисповедания, освобождение от налогов, беспроцентные ссуды и многое другое...
Второй этап "католической волны" в самарских краях был связан с разделом Речи Посполитой, а третий - с разгромом восстания 1863 года в Польше и Литве. Ссыльных расселяли в Новоузенском уезде, но большинство осело в городах. Это были люди хорошо образованные, воспитанные - инженеры, врачи, землемеры - составившие, несмотря на свое сомнительное политическое положение, цвет самарской интеллигенции

С ХVIII века поселяются на самарских землях и немецкие колонисты, но о массовом расселении немцев можно говорить, начиная с 1858 года, когда возникают сразу две немецкие волости - Александертальская и Константиновская. И если первая была заселена в основном меннонитами и евангельскими христианами, то вторая - католиками. Основной ее контингент составили немцы-ткачи из г. Лодзи и германизированные поляки. В связи с промышленным застоем в перенаселенной Мазовии не было никаких перспектив. Это и вытолкнуло их в глубинные районы Российской Империи.

В 1863 году переселенцы основали Константиновку, ставшую волостным центром. В течение трех-четырех лет здесь возникли колонии Кайзергснаде, Петергоф, Николаев, Романов, Мариенау, Мариенталь (последние две посвящены Деве Марии) и др. Почти во всех поселениях существовали католические приходы и часовни. Кроме уже перечисленных общин, имелись большие приходы в селах Абдулино, Краснополье, Кочетово.
Многочисленным был и самарский католический приход. С 1850 года Самара стала губернским центром. К самарскому приходу принадлежало пять уездов: Самарский, Ставропольский, Бузулукский, Бугусланский, Бугульминский. Служил мессы военный капеллан Казанского военного округа, курат тамошней римско-католической церкви.
Образ жизни поляков, немцев и литовцев оказал влияние на людей, живущих рядом. Так появились русские католики...

Храмы

Мы не будем сегодня говорить обо всех часовнях и молитвенных домах, разбросанных по Самарской губернии. Эта страница католической истории России остается пока малоизвестной.

А вот о храмах губернского центра многое мы уже знаем. Мы не оговорились - именно "о храмах". Потому, что самарские католики последовательно строили три церковных здания. Итак, по порядку.

Первую католическую церковь построил богатый самарский предприниматель-католик Егор Никитьевич Аннаев. Он родился в 1826 году в Астрахани, после смерти родителей жил у старших сестер. Одна из них, Екатерина, вышла замуж за русского купца, виноторговца Ивана Ивановича Макке, итальянца по происхождению и католика по вероисповеданию. Он и приобщил Аннаева к католической вере.

В 1858 году Егор Никитович задумал построить церковь. Он писал: "Исповедуя римско-католическую веру и желая исполнить как собственный обет, так и желание единоверцев моих, я поставил себе обязанность построить в Самаре католическую церковь на крепостной земле моей матери и на свой счет, не требуя каких-либо посторонних пособий." 16 июня 1859 года он обратился к властям с официальной просьбой. К прошению прилагались чертежи предполагаемой постройки, составленные архитектором Н. Н. Еремеевым. Они сохранились в Санкт-Петербургском архиве. Там же находятся копии планов и фасадов уже осуществленной постройки. Исследователи культового зодчества Самары, архитекторы А. Н. Жуков и Н. В. Мельникова утверждают: "Сравнение данных графических материалов убеждает, что авторами здания кирхи (так сейчас в Самаре называется эта церковь) были петербургские архитекторы Департамента проектов и смет правления путей сообщения и публичных зданий, а не самарский архитектор Еремеев, как считалось ранее". Кто прав? Пусть спорят специалисты. Наше же дело - изложить существующие версии.

Пора вернуться к хлопотам Аннаева. Стоит отметить, что в самодержавной России добиться осуществления своих законных прав иноверцам было не так-то просто. Аннаев хлопотал о разрешении на строительство почти три года. Много раз во всех инстанциях рассматривался проект здания и его местоположение. Даже несмотря на ходатайство начальника Самарской губернии (так тогда назывался пост губернатора) католика А. Арцимовича, дело вязло в бюрократических тенетах. Помогло только непосредственное обращение к государю императору. В марте 1862 года поступило высочайшее соизволение утвердить прошение Аннаева. Окончательное разрешение от местных властей было получено 2 мая 1862 года. В том же 1862 году состоялась закладка храма, на углу улиц Предтеченской и Дворянской (ныне Некрасовская и Куйбышевская). Работы двигались споро, и 26 сентября 1865 года храм был освящен. Но католикам, увы, не достался - церковь передали лютеранам. Формальным поводом послужило то, что в Самаре будто бы не было 100 католических семей, положенных для открытия храма по закону Российской империи. Настоящая же причина - настороженное отношение властей к полякам после восстания 1863 года, а именно они составляли большинство в приходе. В глазах же властей все поляки были мятежниками и бунтовщиками.

Что же касается малочисленности приверженцев католичества, то тут, видимо, имели место "игры с цифрами". Вначале утверждалось, что для строительства церкви требуется наличие ста человек в приходе, потом сто человек заменяют на сто дворов. Кстати, Аннаев два года ждал, чтобы цифры соответствовали требованиям закона. В его письме от 23 июля 1861 года уже говорится о 300 прихожанах, посещающих самарские мессы.

Самарские католики, помыкавшись по "углам и квартирам", не опустили руки. В 1881 году они начали хлопотать о разрешении "построить особую каплицу на добровольные пожертвования". Министерство внутренних дел, а затем и городская управа "дали добро" только 26 мая 1887 года. Много раз Городская Дума возвращалась к вопросу о выделении земли католикам для постройки молитвенного дома, и каждый раз предложенный Управой участок казался думцам слишком хорошим для иноверцев. Наконец, им было разрешено купить заброшенный кусок земли в 73-м квартале, на углу улиц Алексеевской и Саратовской (ныне улицы Фрунзе и Красноармейская).
Деревянный католический молитвенный дом был построен в глубине участка по ул. Саратовской (явно намеревались в будущем воздвигнуть большой храм, для коего и оставили свободное место). Этот деревянный дом и сейчас стоит за "каменным костелом". Там располагается несколько учреждений. "Внешний вид здания претерпел существенные изменения: нет над карнизом красивого резного парапета с боковыми ступенчатыми аттиками, нет и стрельчатых наличников на окнах второго этажа - все это заменила грубая тесовая обшивка фасада. Лишь старые фотографии доносят до нас прежний облик постройки, выполненной по проекту Тадеуша Севериновича Хилинского," - так с горечью пишут об испорченном творении своего предшественника архитекторы Жуков и Мельникова. Кстати, Т. С. Хилинский был епархиальным архитектором и построил в Самаре не одну православную церковь.
Итак, у католиков в Самаре теперь имелся собственный молитвенный дом, а в 1902 году приход добился разрешения на строительство каменного храма.

Руководство прихода обратилось с просьбой к известному московскому архитектору Фоме Осиповичу Богдановичу с просьбой составить проект храма. Работа Богдановича была высоко оценена профессионалами и опубликована на страницах 12-го номера петербургского журнала "Зодчий" за 1901 год. Это здание и сейчас - одно из самых красивых в Поволжье. Католический храм - украшение города. Редкий фильм про Самару обходится без съемок величественного и, вместе с тем, изящного архитектурного сооружения. Самарские организации любят использовать его изображение на своих эмблемах.
С 1902 по 1906 год велось строительство храма, которое обошлось общине почти в 80 тысяч рублей - сумму по тем временам огромную.

У самарских строителей не было опыта возведения зданий подобного рода. Каменщиков - мастеров готической кладки - пригласили из Нижнего Новгорода. Правда, были, видимо, и самарцы. Одна из прихожанок утверждает, что ее отец работал каменщиком на строительстве храма.

Для руководства строительством прихожане пригласили опытного самарского архитектора, зятя городского головы П. В. Алабина, А. А. Щербачева. С поставленной перед ним задачей он прекрасно справился: новый, с двумя готическими башнями, храм был виден со всех сторон центра города, выделяясь своей красотой и необычностью. Внутреннее убранство не отличалось богатством, но все необходимое имелось. Интерьер был отмечен изяществом и вкусом. А, главное, в Австрии за 5 тысяч рублей купили орган! И в те времена органы были нечастой роскошью в церквах России.
"Ныне остается лишь гадать, чего стоило оторванным от привычных связей и Родины ссыльным полякам за короткий срок собрать деньги, на которые смог быть построен столь прекрасный и столь значительный (на тысячу прихожан) храм", - пишут исследователи культового зодчества Самары.

12 февраля 1906 года католический храм Пресвятого Сердца Иисуса в Самаре освятили. Старое же здание деревянного молельного дома стало домом священника. По-видимому, в нем жил только последний из самарских католических священнослужителей.

Вот имена католических священников, работавших в Самаре с 1888 года: Иоанн Гердхис, Иоанн Базаль, Эдуард Швейниц, Бронислав Казаковский, Фаддей Пранашевич. Имена их предшественников установить сложно, так как в самарском архиве сохранились церковно-приходские книги только с 1888 года. Многие документы были уничтожены опустошительными пожарами, бушевавшими в Самаре в 1700, 1765, 1848, 1850 и 1856 гг.
Игнатий Лапшиш - последнее имя священника, встречающееся в церковно-приходских книгах. Видимо, именно он фигурирует в различных рассказах о судьбе ксендза после закрытия храма. Кто утверждает, что его расстреляли, кто говорит, что видели ксендза и лютеранского пастора, когда они переправлялись через Волгу, спасаясь от преследований большевиков. Достоверно ничего не известно... Вообще, и с самим зданием собора, и с якобы необычным способом сооружения его фундамента связано много легенд - вплоть до романтических тайных подземных ходов и спрятанных сокровищ. Может быть, со временем нам удастся "докопаться" до истины и узнать, где сказка, а что "имеет место быть". Обнаруживаются фактические основы для некоторых легенд.

В 1930 году решением крайисполкома храм был закрыт. То было время бешеного разгула "борьбы с религиозным дурманом". Большинство культовых сооружений Самары было сметено с лица земли. Члены "Союза воинствующих безбожников" ворвались в католический храм и покуражились там от души. Уничтожили все убранство, сбросили и разбили колокола, прекрасную фигуру ангела над входом и великолепный, лучший в Поволжье орган...
Старожилы вспоминают, что долго еще по окрестным улицам валялись детали органа и дети играли ими...
Что касается членов общины, то судьбы их оказались в большинстве своем трагические, хотя и разные. Кто-то был расстрелян (как авторы письма "в защиту костела"), кто-то сослан и превратился в лагерную пыль, кому-то удалось выжить и спастись...

В храме разместилось увеселительное заведение, затем антирелигиозный музей, а с 1941 года - музей краеведения, представленный в последние годы отделом природы.

Перемены

Все это уже в прошлом. Важно одно: те, кто выжил, несмотря на жесточайший тоталитарный гнет, сумели сохранить и передать свою веру потомкам. Некоторые члены современной общины вспоминают, что задолго до "перестроечной вольности" бабушка или мать приводили их к зданию музея и говорили: "Запомни - вот место, куда ты должна приходить всегда. Это не музей, это - наш костел". Другие помнят слова молитвы, которые шептала в уголке бабушка, тайком осеняя себя крестным знамением.

Но Бог нам все-таки помог! Стены храма, в отличие от многих других церквей, мечетей, синагог, молельных домов, устояли. Более шестидесяти лет в доме Божием не совершались мессы. Возрождение началось с 1991 года. В то время в Самаре уже действовал польский национальный культурный центр, который старался вернуть общине храм. Тогда мало кто верил в реальность подобных "дерзких затей", тем более в ближайшие годы. Однако горячая молитва, обращенная к Создателю, творит чудеса. Изменения происходили стремительно...
В конце августа 1991 года в еще недавно наглухо закрытый для иностранцев город Самару заехал католический священник отец Йозеф Гунчага. Родилась идея отслужить в храме (тогда - отделе природы музея краеведения) мессу. Уладили вопрос с руководством музея. Сообщили в польский центр. Собралось буквально несколько человек: лето, жара, все в отпусках, на дачах, в разъездах. Однако мессу в алтарной части, среди музейных столов и буфетов, удалось провести. Впервые за шестьдесят с лишним лет!

Официально же первая месса состоялась 24 декабря 1991 года, когда приехавший из Москвы отец Тадеуш Пикус при большом собрании народа совершил Рождественскую мессу.

Вот как он вспоминает об этом событии в своей книге "Я был свидетелем перемен":
"В нишах находились экспонаты фауны той земли. В стеклянных витринах - сушеные волжские рыбы, на стенах висели тысячи цветных бабочек, вокруг размещались млекопитающие, среди которых царствовали чучела медведей. Рождественская месса среди медведей, - подумал я".
Католическая же община была к тому времени уже зарегистрирована на квартире одной из прихожанок. Свидетельство о регистрации датировано 11 октября 1991 года. А уже 22 ноября 1991 года областной администрацией было принято решение о возвращении здания храма верующим. Однако до воплощения этого решения в жизнь пройдет еще не один год. И приехавший в феврале 1992 года отец Тадеуш Бенаш, и появившийся годом позже отец Томас Донахи проводили богослужения среди экспонатов музея краеведения.

Верующие всех конфессий знают, как тяжело добиться возвращения храма. Самарские католики хлебнули от бюрократической войны в полной мере. Слава Богу, нас поддерживал губернатор Константин Титов, полагая, что передача культовых зданий верующим не только справедлива, но и экономически выгодна для государства. Он настойчиво, через сопротивление различного ранга чиновников и общественных деятелей, через протесты и суды добивался исполнения новых Российских законов. И настал день, когда католики снова стали хозяевами своей церкви, хотя и не в полной мере...

Дело в том, что пока шли тяжбы, в мае 1995 года было принято постановление, разрешающее передавать верующим здания, признанные памятниками архитектуры российского значения только на правах бессрочного и безвозмездного пользования. Как бы то ни было, а с 29 июня 1995 года храм был передан общине.

В феврале 1999 года - через 93 года после первого освящения - состоялось повторное освящение храма Пресвятого Сердца Иисуса, которое проводил архиепископ Тадеуш Кондрусевич. Состоялся и обряд миропомазания, кстати, тоже во второй раз. Впервые обряд миропомазания архиепископ Кондрусевич осуществлял в возрожденном самарском приходе в марте 1992 года, среди буфетов и медведей...

Галина Духовская,

Самара

"СВЕТ ЕВАНГЕЛИЯ", №32(230), 5 сентября 1999 г. http://procatholic.ru

 
Форум » История » Разное » Храм, который мы теряем
Страница 1 из 11
Поиск: